Telegram Group & Telegram Channel
Учитывая возможность применения объективной герменевтики к текстам в широком смысле, рассмотрим дискурс публичной политики.
Гиперинформационная эпоха вместе с технологическими достижениями даёт как преимущества, так и издержки в области публичной политики. Преимущества в том, что сообщение доходит до адресата с максимальной скоростью, скорость распространения идей такая, что не снилась сто лет назад. Свойства современных медиа позволяют передавать более широкий спектр представления информации, не только текст, но и аудиовизуальную составляющую, имеющую большое значение при убеждении людей, разрешая им видеть помимо текста ещё и личность, персонификацию идеи, эмоционально привязываясь к ней.

Издержки в том, что вместе с высоким уровнем эмоциональной привязки идёт и более детальное считывание языка, на котором говорит личность. Грубо говоря, если человек врёт, то это становится видно. Неважно, какой процент общей аудитории способен это заметить или замечает, важно то, что происходит утечка сопутствующей информации, намерения раскрывать которую не было, но которая раскрывается на подсознательном уровне, так как говорящий не может полностью контролировать свой язык и своё мышление. Эта утечка и позволяет заниматься объективной герменевтикой заинтересованным лицам, что является проблемой.

Скорее всего, в критических местах такая проблема решается выдвижением на роль публичного спикера человека, искренне думающего, что все его заявления являются правдой, в которую он верит. Можно, конечно, и совмещать: в основное время заниматься принятием решений, а когда надо — переключать сознание в роль публичного политика, но это требует отдельной специализации, близкой к актёрскому мастерству (да, вы правильно подумали), и всё же влияет на мышление человека. Если заниматься этим слишком часто, можно подхватить язык масс, который будет мешать принимать решения.

В свою очередь, если плотно и двусторонне общаться со спикером, то произойдёт и языковой обмен: публичный спикер получит часть языка от ЛПР, а ЛПР от спикера. Ни одному, ни другому такой обмен на пользу не идёт, каждый будет делать свои дела хуже. Необходимо подобие гематоэнцефалического барьера, гальванической развязки, но для языка. Транслятор, переводчик с одного языка на другой, без риска языкового обмена. С одной стороны такой транслятор должен быть в близких откровенных отношениях со спикером, чтобы очень хорошо понимать, каким образом оказывать на него влияние, а с другой стороны спикер не должен иметь ни малейшего желания распространяться об этом публично, а идеи, переданные транслятором, должен воспринимать как свои собственные. То есть транслятору необходимо в процессе диалога лишь подвести спикера к последнему шагу, позволив совершить заключительный шаг самому.

В такие требования идеально вписывается личный астролог, таролог, гуру, аюрведист и любой другой деятель из серой зоны между полным общественным принятием и табу. И пользование их услугами не является чем-то осуждаемым, и в то же время говорить «я делаю это по совету моего астролога» далеко не всегда уместно, как, например, в дискурсе публичной политики. Помимо обеспечения лингвистической развязки, астрологи могут выполнять и другие обязанности, которые пока выходят за рамки нашей темы.



tg-me.com/SkiperKakao/1107
Create:
Last Update:

Учитывая возможность применения объективной герменевтики к текстам в широком смысле, рассмотрим дискурс публичной политики.
Гиперинформационная эпоха вместе с технологическими достижениями даёт как преимущества, так и издержки в области публичной политики. Преимущества в том, что сообщение доходит до адресата с максимальной скоростью, скорость распространения идей такая, что не снилась сто лет назад. Свойства современных медиа позволяют передавать более широкий спектр представления информации, не только текст, но и аудиовизуальную составляющую, имеющую большое значение при убеждении людей, разрешая им видеть помимо текста ещё и личность, персонификацию идеи, эмоционально привязываясь к ней.

Издержки в том, что вместе с высоким уровнем эмоциональной привязки идёт и более детальное считывание языка, на котором говорит личность. Грубо говоря, если человек врёт, то это становится видно. Неважно, какой процент общей аудитории способен это заметить или замечает, важно то, что происходит утечка сопутствующей информации, намерения раскрывать которую не было, но которая раскрывается на подсознательном уровне, так как говорящий не может полностью контролировать свой язык и своё мышление. Эта утечка и позволяет заниматься объективной герменевтикой заинтересованным лицам, что является проблемой.

Скорее всего, в критических местах такая проблема решается выдвижением на роль публичного спикера человека, искренне думающего, что все его заявления являются правдой, в которую он верит. Можно, конечно, и совмещать: в основное время заниматься принятием решений, а когда надо — переключать сознание в роль публичного политика, но это требует отдельной специализации, близкой к актёрскому мастерству (да, вы правильно подумали), и всё же влияет на мышление человека. Если заниматься этим слишком часто, можно подхватить язык масс, который будет мешать принимать решения.

В свою очередь, если плотно и двусторонне общаться со спикером, то произойдёт и языковой обмен: публичный спикер получит часть языка от ЛПР, а ЛПР от спикера. Ни одному, ни другому такой обмен на пользу не идёт, каждый будет делать свои дела хуже. Необходимо подобие гематоэнцефалического барьера, гальванической развязки, но для языка. Транслятор, переводчик с одного языка на другой, без риска языкового обмена. С одной стороны такой транслятор должен быть в близких откровенных отношениях со спикером, чтобы очень хорошо понимать, каким образом оказывать на него влияние, а с другой стороны спикер не должен иметь ни малейшего желания распространяться об этом публично, а идеи, переданные транслятором, должен воспринимать как свои собственные. То есть транслятору необходимо в процессе диалога лишь подвести спикера к последнему шагу, позволив совершить заключительный шаг самому.

В такие требования идеально вписывается личный астролог, таролог, гуру, аюрведист и любой другой деятель из серой зоны между полным общественным принятием и табу. И пользование их услугами не является чем-то осуждаемым, и в то же время говорить «я делаю это по совету моего астролога» далеко не всегда уместно, как, например, в дискурсе публичной политики. Помимо обеспечения лингвистической развязки, астрологи могут выполнять и другие обязанности, которые пока выходят за рамки нашей темы.

BY Свободная масса


Notice: Undefined variable: i in /home/tg-me/public_html/post.php on line 270

Share with your friend now:
tg-me.com/SkiperKakao/1107

View MORE
Open in Telegram


������������������������������������������������������ ������������������������������ Telegram | DID YOU KNOW?

Date: |

If riding a bucking bronco is your idea of fun, you’re going to love what the stock market has in store. Consider this past week’s ride a preview.The week’s action didn’t look like much, if you didn’t know better. The Dow Jones Industrial Average rose 213.12 points or 0.6%, while the S&P 500 advanced 0.5%, and the Nasdaq Composite ended little changed.

Can I mute a Telegram group?

In recent times, Telegram has gained a lot of popularity because of the controversy over WhatsApp’s new privacy policy. In January 2021, Telegram was the most downloaded app worldwide and crossed 500 million monthly active users. And with so many active users on the app, people might get messages in bulk from a group or a channel that can be a little irritating. So to get rid of the same, you can mute groups, chats, and channels on Telegram just like WhatsApp. You can mute notifications for one hour, eight hours, or two days, or you can disable notifications forever.

������������������������������������������������������ ������������������������������ from us


Telegram Свободная масса
FROM USA